Ознакомьтесь с нашей политикой обработки персональных данных
22:02 

Отрывок из книги "Летнее солнцестояние"

Димена
Не целуй в нос спящего дракона.
"- Расскажи о Ребекке, - прошептал Кеан настолько тихо, что Брекену пришлось наклонить голову к самой его пасти. - Все, что ты о ней знаешь ...
И тут наконец Брекен понял, что он должен говорить Кеану. Ему следовало полагаться не на разум, а на сердце и душу. Он должен был поведать Кеану о кротихе, которой совершенно не знал, чей дух на краткое мгновение соприкоснулся с его собственным духом. В этот ужасный час Брекен понял, что и его сердце должно быть исполнено любовью.
- Ребекка - щедрая и чудесная ... - начал он, чувствуя нахлынувшую на него неведомо откуда нежность и силу. Он говорил и думал о лесе, который Ребекка - так же, как и он сам, - не могла не любить, о солнечных лужайках, где она плясала, о ветре, посвистывавшем в его и в ее шерстке. - Ребекка - весенний цветок с нежной зеленью листочков ... Она сильна и стройна, словно высокие травы, что растут на землях Болотного Края. Танец и смех Ребекки - игра солнечных лучиков, проскальзывающих в просветы между листьями, колышащимися на легком летнем ветру. Ее любовь - любовь к жизни - сильна и огромна, словно могучий дуб с тысячами ветвей-чувств и миллионом трепетных нежных листочков. Твое сердце открылось ей, и потому любовь, обретенная тобою, была еще больше той любви, что вы дарили друг другу ... Будь Ребекка здесь, боль и тоска оставили бы тебя в то же мгновение, ибо она - все, к чему ты стремишься, все, что тебе нужно в этой жизни, все, что ты есть. Ты же для нее ...
Голос Брекена окреп, это был голос крота, которому вдруг открылись неведомые ему дотоле таинственные значения слов. Он дарил Кеану любовь, которая живет в душе каждого крота.
- Но Ребекка ... Она здесь, Кеан, ибо она касается твоего сердца своею любовью ... Нет ничего такого, что ты смог бы еще узнать или почувствовать, - она сполна одарила тебя всем, - уже нет того, чего бы ты не знал или чего бы не чувствовал ... Ее любовь - любовь самой земли и наших нор, в которых проходит время нашей жизни, солнце, согревающее нас по утрам, блаженство сна, дающего покой и отдохновение нашей мятущейся душе. Она там, в лугах, по просторам которых носились вы со Стоункропом, - она была там всегда и пребудет там вовеки; она - любовь, ставшая твоей жизнью. Она здесь, Кеан, она с тобою ...
Но Кеан не слышал его слов - он был уже на пути в иной, не знающий земных страданий мир.
Брекен так и держал лапу на его спине, хоть понимал, что Кеана уже нет. Он чувствовал тяжесть его коченеющего тела, что было некогда таким сильным и гибким.
- Она там - в лугах ... - прошептал Брекен, и Кеан заторопился к ней, чтобы снова и снова танцевать на поблескивающих росами травах, чувствуя пятками их прохладу, а потом греть лапы на солнышке ... Вместе со Стоункропом они резвились и плясали на огромном лугу, залитом лучами восходящего светила, становившегося с каждым мгновением все ярче, пока белый ослепительный свет не затопил собою все, оставив узкую полоску тени, падавшей от Данктонского Леса, где виднелись оставленные ими следы".
(с) Уильям Хорвуд, "Летнее Солнцестояние".

@темы: Летнее солнцестояние, книги

   

Данктонский лес

главная